Найти

Что будет с ОСАГО?

Что будет с ОСАГО?, фото 1

Полтора месяца назад исполнилось 5 лет обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств в нашей стране. К юбилейной дате страховые компании, задействованные на рынке ОСАГО, решили потребовать от законодателей облегчения своей нелегкой участи. Поддержавший их руководитель Федеральной службы страхового надзора Илья Ломакин-Румянцев уже заявил, что базовые ставки тарифов по ОСАГО должны быть повышены не позднее лета следующего года, иначе автострахованию в России грозит серьезный кризис и массовые банкротства. Уже названа ориентировочная цифра – предложено поднять тарифы на 22%.

Согласно закону об ОСАГО, из каждых 100 рублей страхового взноса 77 должно уходить на страховые выплаты, а оставшиеся 23 достаются страховым компаниям для финансирования собственных расходов. Поэтому уровень убыточности ОСАГО, превышающий те самые 77 процентов, считается критическим – за этой чертой «автогражданка» становится невыгодным видом бизнеса. На сегодня состояние дел таково, что не за горами достижение 77%-ного порога в целом по стране.

Конечно, уровень убыточности не является неизменной величиной. Он определяется соотношением суммарной стоимости приобретенных автовладельцами страховых полисов и суммарными выплатами компенсаций потерпевшим в дорожно-транспортных происшествиях. Уровень убыточности колеблется в широких пределах по регионам, по видам транспортных средств, по годам и месяцам. Общая тенденция существует – убыточность ОСАГО постепенно растет, что, в первую очередь, принято объяснять инфляцией, ростом аварийности, а также тем, что страховые тарифы не менялись с 2003 года – с начала действия закона об ОСАГО. В некоторых регионах убыточность уже перевалила за 100%. Это означает, что страховые компании либо банкротятся, либо выплывают за счет иных видов страхования – например «автокаско».

Честно говоря, обанкрочиваться страховые компании не спешат. Из 842 зарегистрированных страховых организаций, работающих в сфере ОСАГО, в прошлом году рынок покинули всего 17 страховщиков. Платить по их обязательствам теперь вынуждено государство (думается, это и послужило главным поводом к разговорам об увеличении тарифов). Кроме того, выясняется, что в первые годы существования ОСАГО многие страховщики жили, мягко говоря, далеко не нищенствуя. По итогам 2004 года, убыточность по регионам составила: в Москве - 46,6%; в Санкт-Петербурге, Курске, Рязани, Самаре, Тольятти, Ростове-на-Дону, Ижевске - 57,5%; в Благовещенске, Братске, Иркутске, Красноярске 64,6% и только в Западной Сибири она колебалась в пределах 76-87%. Таким образом, в большинстве регионов в карманы страховщиков вдобавок к двадцати трем процентам на собственные нужды лег еще не один миллион наших кровных рублей. Естественно, тогда о повышении тарифов никто и не заикался.

Однако уже в то время существенный разброс в показателях убыточности заставлял страховщиков задумываться о причинах этого явления. Вот что рассказывал в июне 2006 г. журналистке Ольге Гулик генеральный директор одной из кемеровских страховых компаний Владимир Бойко (газета «Континент Сибирь», 30.06.2006):

На убыточность серьезно влияют территориальные поправочные коэффициенты. «Например, в городе Топки поправочный коэффициент 0,5, но очень многие жители Топок ездят на работу в Кемерово, и существенное число аварий с участием транспорта, зарегистрированного в Топках, происходит в Кемерове, — говорит господин Бойко. — Выплаты за таких виновников аварий существенно увеличивают для нас убыточность ОСАГО». «Еще одна проблема — мошенники. Нам сложно с ним бороться, потому часть тех случаев, что потенциально могут быть мошенническими, отсеивается на стадии рассмотрения договора, а в отношении остальных это очень сложно доказать, потому что до сих пор нет единой информационной базы по ОСАГО».

Созданию такой базы мешают конкурирование компаний, сложность налаживания контактов между ними и сложность координации с ГИБДД, а также большие материальные и технические затраты на создание такой базы.

Больным вопросом участники рынка назвали и экспертные оценки стоимости ремонта транспортных средств. По мнению страховщиков, «они растут, как на дрожжах». «За последний год оценки нормочасов ремонта и покраски выросли на 30%, например, час покраски иномарки в Новосибирске сейчас стоит больше 1000 рублей, хотя в среднем по Москве — 670 рублей, — говорит Владимир Голубков. — Поэтому филиалы российских компаний с большим трудом объясняют головным организациям, почему в Новосибирске ремонтировать машины дороже, чем в Москве.

«Почему в Кузбассе, где самая низкая стоимость ГСМ в Сибири, хорошие дороги, должны быть такие высокие расценки на авторемонты? — спрашивает Владимир Бойко. — Думаю, что вполне реально выработать единую методику расчета стоимости этих работ для области».

Получается, что не столько инфляция виновата в убыточности страховых компаний, сколько их собственное неумение бороться с мошенничеством автовладельцев и автосервисов, невозможность договориться ни о создании единой информационной базы, о которой твердят все пять лет, ни о выработке единой методики расчета стоимости ремонта. На сегодняшний день методик существует четыре, и каждая компания применяет ту, которая ей больше нравится. При этом как ни крути, а любой автовладелец скажет, что реальные затраты на ремонт почему-то всегда оказываются на 20-40% выше чем рассчитанная по методике сумма компенсации.

С учетом сказанного господином Бойко и кемеровской журналисткой сам собой напрашивается вопрос: может быть, не базовые ставки, а сами коэффициенты требуют корректировки? Почему жители Курска должны расплачиваться за Ханты-Мансийск, где убыточность ОСАГО является рекордной по стране?

Если уж повышать базовые ставки, то необходимо устранить и серьезный дисбаланс, образовавшийся по отдельным видам транспортных средств. Так, в том же Кемерово по итогам 2005 года убыточность троллейбусов составила 227%, автобусов – 94%, зато у тракторов этот показатель был на уровне 27%, а у мотоциклов – 23%. Будет ли учтен такой разброс в новых страховых тарифах?

Года два назад в средствах массовой информации прозвучало радостное сообщение о том, что ведущие страховые компании договорились о совместной борьбе с мошенническими авариями, от которых страховщики несут немалые убытки. Но где результат этой работы? Можно сказать, что результат есть, вот только он получается обратным тому, что было обещано.

1 июля 2008 года должны были вступить в силу поправки к закону об ОСАГО, предусматривавшие процедуру прямого возмещения убытков, принятую во всех цивилизованных странах. Предполагалось, что при мелкой аварии без пострадавших, потерпевший, претендующий на сумму не более 25 тысяч рублей, будет обращаться не во «вражескую» компанию виновника ДТП, а в свою собственную - ту, у которой он приобрел страховой полис. Компания должна была выплатить ему сумму ущерба, а потом уже без участия потерпевшего получить эту же сумму со страховой компании виновника происшествия. Кроме того, с 1 декабря 2008 года должна была вступить процедура упрощенного оформления мелких ДТП без многочасового ожидания сотрудника ГИБДД – так называемый «европейский протокол». Вся «мелочевка» по этим правилам оформляется только путем заполнения страховых извещений о ДТП, а дальше с виновником, потерпевшим и друг с другом уже разбираются сами страховые компании, причастные к инциденту. Однако все эти чрезвычайно полезные механизмы так и не заработали в июле и теперь уже не заработают и в декабре. Введение в действие прямого возмещения убытков и «европейского протокола», которые не только облегчили бы жизнь миллионам автовладельцев, но и ввели бы всю процедуру разбирательства по ДТП в цивилизованное русло, отложено до 1 марта 2009 года Федеральным законом от 24.06.2008 № 94-ФЗ. Почему? Цитирую:

…Чиновники не подготовили нужных документов к первоначально установленному сроку, вследствие чего начало осуществления новых процедур пришлось сдвигать. И сумеют ли они издать требуемые документы к более поздней дате - неизвестно… У Минтранса, Минобразования и Федеральной службы страхового надзора впереди еще непочатый фронт работ.

Впрочем, отличились нерасторопностью не только государственные структуры, но и страховщики, не создавшие единого клирингового центра, на который возлагается обязанность обеспечивать расчеты между страховыми компаниями. Нет до сих пор и информационной системы об участниках ДТП. Создать базу по всем ДТП страховщики совместно с МВД должны были еще пять лет назад - именно эта база задумывалась как основание для применения повышающих и понижающих коэффициентов "бонус-малус". Однако, поскольку отсутствие базы не помешало существованию ОСАГО, идея создания такого информационного блока со временем перестала казаться актуальной. Может быть, и в этот раз без информационной системы все как-нибудь само собой образуется...

(Сергей Астахов, «Российская газета», 07.08.2008)

Будет ли сделано к 1 марта всё то, на что министерствам и страховым компаниям не хватило предыдущих пяти лет – в этом сомневается не только журналист «Российской газеты». Тем более, что в ситуации, когда убыточность страховых компаний приблизилась к предельной величине и даже перешагнула ее, когда вполне очевидно, что планируемые нововведения станут серьезной головной болью для страховщиков, когда неясно, будут ли повышены страховые тарифы, на сколько и как скоро это произойдет, ожидать прилива энтузиазма от страховых компаний не приходится. А до 1 марта остается не так уж много времени…

18.08.2008 20:48
Михаил Ковригин

Читайте так же в разделе Навигатор автомобилиста:

;